Корнеотерапевтический кремКрем – от магического зелья до ламеллярных эмульсий

Некогда крем для лица считали чуть ли не магическим зельем. Его изготовлением занимались только избранные: жрецы, ведьмы, знахари, аптекари.

В Древнем Египте основными изготовителями косметики были жрецы. Занимаясь мумификацией, они лучше всех знали свойства человеческой кожи и веществ, в которых она нуждается. По остаткам средств, сохранившихся на коже мумий, на дне каменных флакончиков и фаянсовых горшочков, ученые выяснили, что самый популярный древнеегипетский крем для лица состоял из страусиных яиц, взбитых с молоком.

Далее
Для матовости кожи добавлялась белая глина, для густоты – мука, а для увлажнения – крокодилий помет. Когда на лице эта маска высыхала, по ней охрой рисовали румянец, кисточкой проводили тонкую линию бровей, прорисовывали губы.

Воспаленную кожу увлажняли смесью из сока ягод и измельченной ослиной печени. Кстати, веки египтянки мазали пальмовым маслом и припудривали черным порошком из сурьмы, растолченного корня петрушки и листьев конопли.

В Древней Греции богатые дамы защищали лицо от вредного воздействия солнца и ветра кремом из смеси пчелиного воска, жирных сливок и истолченных лепестков роз.

У знатных римлянок большой популярностью пользовалась ароматическая смесь для ухода за лицом – «галия», созданная врачом Галеном, живший во II веке нашей эры и состоявшая из пчелиного воска, розовой воды и миндального масла.

Очень популярна была маска из размолотых луковиц нарцисса, истолченных оленьих рогов и меда, действовавшая одновременно как отшелушивающее и увлажняющее средство.

В кремы добавляли выжимки из цветов белой лилии, которые увлажняли лицо, придавали ему гладкость и служили основой для нанесения пудры.

В Средние века разумные рецепты времен античности были забыты.

Мази для сохранения красоты женщины покупали у ведьм, использовавших при изготовлении сернистый мышьяк и негашеную известь, помет ежа, кровь летучей мыши, пчелиный яд, ртуть, слизь улиток.

Чтобы вернуть лицу румянец и свежесть, средневековые красавицы умывались, например, кровью ягненка. Самым распространенным средством для сохранения кожи был вытопленный гусиный жир, смешанный с медом, а для ее отбеливания – сок молочая.

В эпоху Возрождения, благодаря интересу к античной культуре, появились переводы древнеримских рецептов красоты, которые и легли в основу первых кремов, которые производили аптекари- все тех же воска, жира и меда.

Дополнительные же ингредиенты, хотя и поражали разнообразием, но уже не шокировали, как это было во времена Средневековья.

Пчелиный воск в качестве основы для крема не сдавал позиции от эпохи пирамид и до начала XX века. Вот рецепт самого популярного крема для лица середины XVIII столетия: “Взять одну драхму белого воска, две с половиной драхмы спермацета и две унции свежего миндального масла, расплавить до мягкости на небольшом огне, снять с огня и хорошо перемешать, пока она не начнет остывать. Теперь добавить одну унцию розовой воды капля за каплей и хорошо перемешать. Эту помаду наносить на лицо перед сном, а также использовать для нанесения краски”.

Белый воск – это отбеленный пчелиный воск.

Спермацет – воскоподобное вещество, получаемое при перетапливании и охлаждении китового жира (его ошибочно считали спермой кита и назвали соответственно). Все это, включая миндальное масло и розовую воду, полезно для кожи, хорошо питает, увлажняет и вполне может замедлить старение.

Чтобы популяризировать свой товар, аптекари давали «мазям» и «бальзамам» имена знаменитых красавиц: “Секрет румянца маркизы де Помпадур”, “Бальзам красоты мадам Дюбарри”, “Секретное средство герцогини Девонширской”…

Лосьон, пользовавшийся спросом в середине XIX века, представлял собой смесь цианистого калия и миндальной эссенции.

Первым кремом «с именем» стал Pond’s, изобретенный в 1846 году американским ученым Тероном Пондом, который искал лечебное средство для заживления порезов и создал бальзам на основе экстракта лещины. Экспериментируя со своим бальзамом, Понд заметил, что, помимо заживления кожи, он разглаживает и отбеливает ее.

В 1920-е годы Pond’s начал терять свои позиции из-за дешевизны и общедоступности, и пришлось срочно изобретать более роскошные и престижные версии популярного крема. Pond’s производится и по сей день, как и другие кремы «с именем» и долгой историей. Например, Diademine, появившийся во Франции в 1904 году, долгое время продавался в аптеках как лекарство, прежде чем стать одним из популярных кремов доступного сегмента масс-маркет.

В 1870 году особой популярностью пользовались оловянные баночки с «волшебным» ночным кремом Camphea, который обещал сделать «личико, как у фарфоровой куколки из вашего детства».

Крем для лица Secret de Bonne Femme, впервые изготовленный в доме Guerlain в 1904 году, стал первым в истории дневным кремом. Утверждалось, будто этот крем с ароматом популярных тогда духов Apres L’Ondee взбивали вручную, как сливки, так же вручную ложечками раскладывали по баночкам.

Долгое время его продавали только в Париже: эмульсия не переносила дорожной тряски.

Прорывом в производстве кремов для лица стало изобретение немецким химиком Исааком Лившюцем эмульгатора «Эвцерит», позволившего соединить воду и масло в стабильную водно-масляную эмульсию и на его основе можно было, наконец, создать крем для ухода за кожей длительного действия.

В 1911 году Тропловиц, мечтавший создать крем, который станет доступен каждому человеку, разработал формулу первого в мире увлажняющего крема, который получил название Nivea – от латинского niveus, «белоснежный».

В России долгое время основным косметическим средством был гусиный жир: он защищал от холода и ветра, причем мазались им и мужчины, и женщины, и богатые, и бедные.

Начиная с XVIII века у аптекарей-немцев светские дамы стали покупать всевозможные помады и притирки, а также «ароматические уксусы», помогавшие сохранять белизну и молодость кожи. Но подавляющее большинство женщин по-прежнему пользовались домашними способами: делали маски из клубники и огурцов, умывались молоком, вместо мыла использовали кусочек белой булки, мазались сливками и медом.

Популярнейшим средством были взбитые яичные белки: их наносили на лицо на всю ночь и сверху прикрывали маской из ткани, что давало легкий эффект лифтинга. Обычно маску из яичных белков делали перед балом или званым приемом. В XIX веке помады и бальзамы для лица привозились из Парижа и Лондона и продавались в дорогих магазинах на Кузнецком Мосту, вместе с пудрой, румянами и духами.

Первый «истинно русский» крем – тогда его называли «помадой», как и первые русские духи, создал и пустил в продажу француз-парфюмер Анри Брокар, открывший в Москве знаменитую фабрику. Его «помады» стоила дешевле парижских, о составе же ее известно только то, что в нее входил пчелиный воск.

В Советское время кремы все-таки были ориентированы не на «приумноженье красоты», а на смягчающее и защитное действие: «Лесорубы и торфяники просят выпускать средства по защите кожи от комаров. Шахтеры интересуются веществами, которые защитили бы кожу лица и рук от мельчайших пылинок угля. Рыбаки хотят средство, которое предохранило бы кожу рук от разъедающего влияния соленой воды. Хлопкоробы и доярки просят не допускать перебоев в снабжении их вазелином» – цитата из «Работницы» 1952 года.

И, к сожалению, несколько десятилетий в этой области ничего не менялось.

Между тем на Западе возрастающая конкуренция между косметическими фирмами стимулировала все новые открытия. В 1949 году появился крем Nutrix от Lancome, первый питательный крем с омолаживающим эффектом, не оставляющий жирного блеска, 1953-м появилась первая крем-маска с эффектом лифтинга Contour Iift Film, созданная Хеленой Рубинштейн, а в 1954-м первое средство от темных кругов под глазами от Clarins.

В 1958 году Эсте и Джозеф Лаудер вывели на рынок первый крем Re-Nutriv, положивший начало выпуску серии кремов категории люкс. До этого никому не приходилось платить 115 долларов за баночку крема для лица. Обычные кремы в те годы стоили не дороже 15 долларов.

В 1965 году американский астрофизик Макс Хьюбер изобрел Creme de la Мег, созданный на основе биоферментации водорослей, который и по сей день остается одним из самых дорогих и престижных в мире, и позиционируется как чудо-средство, заживляющее любые повреждения кожи.

В середине 1960-х косметические фирмы открыли для себя коллаген – вещество, обеспечивающее прочность и эластичность тканей, изучением свойств которого уже давно занимались выдающиеся ученые, включая нобелевских лауреатов, таких как Фрэнсис Крик и Лайнус Полинг.

Создание новых кремов оказалось настолько важным делом, что к нему приложили руку и другие нобелевские лауреаты-например, Питер Митчелл, получивший Нобелевскую премию в 1978 году за открытие процесса переноса электронов в клетке. Ключевую роль в этом процессе играет коэнзим Q10, которое является мощным антиоксидантом и защищает организм от воздействия свободных радикалов. В 1986 году Нобелевскую премию поделили американец Стенли Коэн и итальянка Рита Леви-Монтальчини, совместно открывшие «эпидермальный фактор роста» (EGF) – фермент, ускоряющий заживление кожи. Он содержится, к примеру, в собачьей слюне – отсюда выражение «заживает, как на собаке». Фермент очень трудно получить, однако некоторые косметические компании уже используют его, утверждая, что он еще и возвращает коже молодость.

В 1998 году Нобелевскую премию получил интернациональный коллектив – Роберт Ферчготт, Луис Игнарро и Ферид Мурад,  открывший механизм действия на организм человека монооксида азота. Это открытие впервые позволило осуществить подтяжку лица без вмешательства хирургов и уже используется в косметологии. В 1986 году дом Christian Dior после семи лет совместных исследований с Пастеровским институтом выявил тесную зависимость между старением кожи и отвердением клеточных мембран и создал сыворотку-желе Capture – первое средство видимого омоложения, которое давало эффект сразу после нанесения.

В 2010 году на основе нобелевского открытия ученые Beiersdorf совершили очередной прорыв в косметологии. В основе новой технологии Hydra IQ, разработанной Beiersdorf, лежит революционное открытие американского микробиолога Питера Агре, за которое он вместе с коллегой Родериком Маккиноном получил в 2003 году Нобелевскую премию по химии. Питер Эгр выделил белок в клеточной мембране, который является каналом, задуманным природой для циркуляции влаги в коже. Ученый назвал его аквапорин – от латинского aqua («вода»), и porus («канал»). Инновационная технология увлажнения Hydra IQ от NIVEA, которую специалисты NIVEA разрабатывали 8 лет, поднимает уход за кожей на принципиально новый уровень. Основана она на стимулировании образования в клетках кожи новых аквапоринов, что активизирует естественный механизм увлажнения кожи. Благодаря этому глубокое, непрерывное, увлажняющее действие в течение 24 часов возрождает любую, даже очень обезвоженную кожу.

Чудеса древних волшебников теперь кажутся явью: в 60 лет женщина может выглядеть на 30. Но, к сожалению, волшебство это не вечно – прекратив пользоваться кремом или, напротив, перестаравшись с ним, женщина рискует одним махом вернуть себе все прожитые годы. Но и тут на помощь идет наука.

Нобелевская премия в области физиологии и медицины в 2009 году была присуждена Элизабет Блэкберн, Кэрол Фейдер и Джеку Шостаку за исследование теломер – участков хромосом, которые укорачиваются в каждом цикле деления клетки, заставляя ее стареть. Современная косметология уже ищет способ остановить это старение и поэтому сегодня все больше кремов содержат компоненты, воздействующие на эти фрагменты ДНК.

Возможно, когда-нибудь кремы для лица полностью заменят и пластические операции и салонный уход. Но даже когда это случится, перед женщиной, как и сегодня, будет стоять трудная задача – выбрать свой собственный крем, идеально подходящий именно для нее. Елена Прокофьева, Gala Биография, №1, 2012

 

Крем от всех проблемКрем от всех проблем?

Существует ли такой крем на самом деле? Вполне возможно. Во всяком случае корнеотерапевтические средства ухода за кожей, принципы создания которых были разработаны  английским ученым Клигманом, действительно способны решать множество проблем. Корнеотерапевтический крем – это своего рода «заплатка»,
Далее
по химическому составу и структуре родственная роговому слою кожи. При нанесении на кожу, корнеотерапевтический крем равномерно распределяется по поверхности, диффундирует вглубь, сливаясь с липидами кожи, легко встраивается в нарушенные слои естественных липидов и восстанавливает их нормальное состояние и целостность эпидермиса. Такой крем, изготавливается на основе эмульсий с дермо – мембранной структурой (DMS) и действительно решает множество проблем, причем на разных типах кожи, разных возрастов.  После его применения любая кожа – воспаленная, аллергическая, сверхчувствительная, отвечающая на все косметические средства реакцией раздражения, быстро успокаивается. Известно, что любой крем это всего лишь эмульсия – смесь масла и воды.  До недавнего времени основу всех косметических средств составляли 2 типа эмульсий, имеющих капельное строение, отличное от строения кожи: прямая эмульсия – «масло в воде» (молекулы масла окружены молекулами воды), применяется при изготовлении лёгких кремов; обратная эмульсия – «вода в масле» (молекулы воды окружены молекулами масла), применяется при изготовлении жирных кремов. Нельзя сказать, чтобы кремы, изготовленные на основе прямых или обратных эмульсий были совсем уж бесполезны или малоэффективны, однако капельная структура этих эмульсий изначально: предполагает ограниченную площадь контакта составных частей эмульсии с кожей человека; увлажнение кожи происходит за счет эффекта окклюзии, который заключается в том, что жирные компоненты крема распределяются по поверхности кожи, образуя на ней непрерывную пленку, которая препятствует трансэпидермальной потере воды, тем самым повышая влажность кожи; Окклюзивный эффект проявляется вскоре после нанесения крема, но довольно быстро исчезает из-за того, что масло постепенно проникает в роговой слой, где смешивается с липидами кожи. Oкклюзивный эффект крайне не желателен, поскольку блокирует передачу сигнала к выработке собственных липидов кожи, что снижает барьерную функцию эпидермиса; предусматривает применение ПАВ (поверхностно-активных веществ), более или менее агрессивных компонентов, позволяющих длительное время удерживать кремы в стабильном состоянии.   Любой ПАВ разбивает на мелкие капли воду и масло крема, но ровно тоже самое он проделывает и с структурами кожи, перестраивая её липиды в форму капель. При длительном контакте с такими веществами происходит снижение эффективности липидов кожи и их вымывание. Кожа лишается защиты, ускоряются процессы ее старения; затрудняет создание сложных однородных косметических комплексов; Не так давно созданные Ламеллярные эмульсии, лишены всех вышеперечисленных недостатков, а их химический состав и структура схожи с липидами кожи человека. Ламеллярные эмульсии (ламелла с лат.”пластинка”) созданы на основе фосфолипидов – молекул, которые способны образовывать упорядоченные структуры, состоят из непрерывных липидных (жировых) слоев, между которыми находится водная прослойка – ламеллей.  Подобные дермомембранные структуры (DMS), содержат гидрогенизированный фосфатидилхолин (основными жирными кислотами которого являются стеариновая и пальмитиновая кислоты), который проявляет керамидо-подобные свойства. Ламеллярный крем работает как “заплатка”, имитируя ламеллы рогового слоя кожи, улучшает состояние кожи в целом, но наиболее активно действует в проблемных местах: восстанавливает целостность и непрерывность эпидермиса там, где это необходимо, залечивает повреждения; включаясь в кожный метаболизм, служит источником ненасыщенных жирных кислот;  ламеллярные структуры являются своего рода контейнером для хранения биологически активных веществ и обеспечивают их постепенное высвобождение и транспортировку в глубокие слои дермы; ламеллярная эмульсия способна длительное время оставаться на поверхности кожи, образуя защитную пленку без присутствия окклюзивного эффекта, соответственно сигнал к выработке собственных липидов кожи не блокируется, что положительно сказывается на барьерной функции эпидермиса; благодаря пластинчатой структуре ламеллярных эмульсий, повышается площадь соприкосновения между кожей и косметическим средством, а следовательно и его эффективность. Косметика, созданная на основе DMS структур позволяет укрепить роговой слой кожи и тем самым постепенно восстановить естественные функции кожи – барьерную, дыхательную, выделительную, обменную и т. п. и вернуть коже здоровье и молодость! На сегодняшний день косметические средства, изготовленные на основе ламеллярной эмульсии являются средствами нового поколения и в полной мере отвечают требованиям, безопасности и полезности.

Корнеотерапия

Наша кожа под микроскопм
Наша кожа
 Ламеллярный крем
Ламеллярный              крем

Наша кожа – самый большой и достаточно сложно устроенный орган –      даже его самый верхний роговой слой (stratum corneum), состоящий из казалось бы омертвевших клеток – на самом деле активен и изменчив, а его функции настолько разнообразны, что называть этот слой «мертвым» просто несправедливо.  

Роговой слой кожи это не инертная и пассивная оболочка. Напротив – это очень сложная, динамически изменяющаяся структура со множеством функций, связанных с высокоорганизованными ферментативными процессами организма.

Далее
Одним из основоположников Корнеотерапии по праву считается американский дерматолог Альберт Клигман (Albert Kligman), сформулировавший один из основных принципов науки – «outside-in therapy» (терапия снаружи во внутрь), взамен «inside-out therapy» (терапия изнутри наружу).

По мнению Клигмана «терапия снаружи во внутрь» приближается по своей эффективности к классическим лекарственным средствам, при этом не оказывая вредного системного эффекта. И самым главным барьером нашей кожи, динамичным и наделенным множеством функций, А. Клигман считал роговой слой кожи.

До него, вплоть до второй половины XX века роговой слой рассматривался как непроницаемый барьер для окружающей среды, не имеющий биологической функции. Справедливости ради стоит отметить, что попытки наделить особой ролью роговой слой кожи предпринимались задолго до Клигмана. Известны труды русских ученых 19 века Плюшкова и Никольского, согласно которым, ороговение кожи нельзя считать просто результатом отмирания и деградации клеток, но именно труды А. Клигмана привели к формированию комплексного подхода к роговому слою кожи и привлекли внимание к нему не только дерматологов и косметологов, но и биологов, биохимиков, фармакологов, иммунологов, эндокринологов и психологов. На сегодняшний день по прежнему верен сформулированный  А. Клигманом постулат целостного подхода к уходу за кожей: нарушается одна или несколько функций – рушится вся система.

Совместно с коллегами А.Клигман определил и описал 10 основных функций рогового слоя, к которым позже и уже другие дерматологи добавили еще 6:

  • Проницаемость – зависит от гидратации, соотношений липидов в эпидермисе и кислотности (рН);
  • Антимикробная функция – зависит, в основном, от рН кислотной мантии;
  • Барьерная – снижает проницаемость к токсинам и микробам;
  • Антиоксидантная – например, синтез витамина D;
  • Сплоченность (целостность) – десквамация;
  • Механическая: мембраны корнеоцитов и кератиновые нити связаны между собой;
  • Химическая \ иммунная защита кожи от антигенов;
  • Психосенсорная – взаимосвязь с центральной нервной системой;
  • Гидратация – способность кожи удерживать влагу;
  • Защита от электромагнитного излучения;
  • Биосенсор метеорологических условий (особенно касается влажности);
  • Регулятор врожденного и адаптивного иммунитета (например, инициирование процесса воспаления посредством активации цитокинов);
  • Место депонирования нанесенных лекарств, косметики и космецевтики: роговой слой удерживает все, что наносили на поверхность кожи, соответственно, некоторые продукты крайне тяжело смыть;
  • Защита от фотостарения, канцерогенов;
  • Орган социальной коммуникации (туда же относится, например, концепция феромонов);
  • Выработка естественного увлажняющего фактора.     

И до настоящего времени на основании открытий А. Клигмана, разрабатываются новые методы лечения, создаются корнеотерапевтические средства по уходу за кожей – эффективные и безопасные, для всех типов кожи и возрастов.

Строение кожи

Строение кожи Кожа – самый большой орган человеческого организма. Площадь кожи взрослого человека равна 1,5-2 кв.м. и составляет 4-6 % от общей массы тела. Это орган, который просматривается полностью и имеет большое эстетическое значение.

Кожа человека служит не только красоте, но и выполняет множество важных функций и если одна или несколько из них нарушаются, подвергается риску вся система. 

Далее
Для того, чтобы осуществить целостный подход к уходу за кожей, важно понимать строение и структуру кожи, условия здорового функционирования эпидермального барьера.

Кожа постоянно обновляется, а это значит что мы всегда можем повлиять на ее состояние, если конечно имеем хоть малейшее представление о ее строении. Итак, наша кожа состоит из нескольких слоев, различных по строению и выполняемым функциям.

Эпидермис – это верхний роговой слой кожи, образованный многослойным эпителием. Толщина эпидермиса приблизительно равна 0,07 – 0,12 миллиметрам (это толщина полиэтиленовой пленки или бумажного листа), особо грубая кожа нашего тела может достигать толщины 2 мм. 

Эпидермис практически непроницаем для воды и растворов на её основе. Жирорастворимые вещества проникают через эпидермис лучше за счёт того, что мембраны клеток содержат большое количество жиров и эти вещества как бы «растворяются» в клеточных мембранах. В эпидермисе отсутствуют кровеносные сосуды, его питание происходит за счёт диффузии тканевой жидкости из подлежащего слоя дермы.

От дермы эпидермис отделяется базальной мембраной со слоем непрерывно делящихся клеток  – кератиноцитов, которые по мере взросления перемещается в верхние слои, сначала в шиповатый слой, затем в зернистый. При этом в клетках синтезируется и накапливается особо прочный белок — кератин.

По мере продвижения, кератиноцит теряет ядро и основные органеллы и превращается “корнеоцит”.

Именно эти отжившие клетки и образуют роговой слой кожи, отвечающий за барьерную функцию эпидермиса.

Корнеоциты плотно прилегают друг к другу, соединяясь специальными выростами на оболочке, а свободное пространство заполнено веществом, представляющим собой смесь липидов (жиров) и выполняет ту же роль, что и цемент в кирпичной кладке.

Корнеоциты это как раз и есть те самые клетки, которые мы постоянно отшелушиваем гоммажами и скрабами, заполнены они пучками кератиновых протеинов, необходимых для поддержания механической целостности кожи. Кроме того, в состав корнеоцитов входит протеин филагрин без которого невозможен синтез натурального увлажняющего фактора кожи (NMF), критически важного для здоровья барьера кожи.

Каждый корнеоцит окружен более чем 20 различными белками, по существу сшивая вместе все роговые клетки через сложные химические связи. Таким образом на поверхности эпидермиса образуется барьер, одновременно пористый и жесткий, цель которого – ежедневное противостояние стрессам, которым подвергается наша кожа.

Вещества, входящие в состав липидного «раствора» вырабатываются клетками нижнего слоя эпидермиса и хранятся в структурах, известных как пластинчатые тела. По мере того, как кератиноциты поднимаются в роговой слой, пластинчатые тела секретируются во внеклеточный матрикс, становясь пластинчатыми мембранами.

Здоровая пластинчатая мембрана содержит липиды в правильном соотношении:

1стерины (холестерин): 1 церамиды : 1 свободные жирные кислоты.

Именно такая концентрация трех перечисленных компонентов поддерживает здоровые показатели барьера на поверхности кожи: достаточную проницаемость, и в то же время – предотвращение потери влаги и проникновение в кожу инородных веществ.

Корнеоциты, достигшие поверхности кожи, отшелушивается, а их место занимают новые. Обычно жизненный путь кератиноцита длится 2 – 4 недели. В детстве процесс обновления клеток эпидермиса идет более активно, а с возрастом замедляется. Процесс движения клеток от базальной мембраны до удаления с поверхности кожи в молодом возрасте соответствует 21-28 дням, начиная приблизительно с 25-летнего возраста, процесс обновления кожи становится более медленным и увеличивается к 40-м годам до 35-45 дней, а после 50 лет составляет уже 56-72 дней.

Благодаря постоянному обновлению, в день мы теряем около 10 миллиардов клеток, за жизнь сбрасываем до 18 кг кожи с ороговевшими клетками.

Отшелушивание – это необходимый процесс обновления кожи, при котором вместе с омертвевшими клетками удаляются все вредные для кожи вещества: клетки уносят с собой пыль, микробы, вещества выделяемые потовыми железами (вместе с потом на поверхность выходят мочевина, ацетон, желчные пигменты, соли, токсические вещества, аммиак и т.д.). и многое другое.

Многие удивятся, но тот самый роговой слой кожи, состоящий из казалось бы омертвевших клеток – на самом деле активен и изменчив, а его функции настолько разнообразны, что называть его «мертвым» просто несправедливо.

На самом деле роговой кожи это не инертная и пассивная оболочка. Напротив – это очень сложная, динамически изменяющаяся структура со множеством функций, связанных с высокоорганизованными ферментативными процессами организма.

Изучением этого, всего лишь одного слоя кожи, вот уже на протяжении почти полувека занимается наука КОРНЕОТЕРАПИЯ (лечение рогового слоя), ставшая революцией в мире косметологии. Ее основоположником по праву считают американского дерматолога и ученого Альберта Клигмана (Albert Kligman). Именно он в середине 1960-х гг. высказал идею о том, что роговой слой является главным барьером нашей кожи. Но в тот момент большинство ученых эту идею не поддержали. Непреложной истиной в дерматологии того времени считалось, что единственной ролью рогового слоя было обеспечение непроницаемого барьера между организмом человека и внешней средой. Потребовалось почти треть века лет, чтобы доказать роль рогового слоя в поддержании кожного гомеостаза.

Дерма – внутренний слой кожи, толщина которого составляет от 0,5 до 5 мм – наибольшая на спине, плечах, бедрах. Основу дермы составляют особые волокна, построенные из белков. За упругость и жёсткость дермы отвечают коллагеновые волокна, состоящие из белка коллагена. Они переплетаются между собой, создавая упругую сеть, которая располагается почти на поверхности кожи под эпидермисом и составляет остов, который придаёт коже прочность и упругость. За эластичность кожи отвечают эластиновые волокна, состоящие из белка эластина, позволяющего коже растягиваться и возвращаться в прежнее состояние.

Пространство между коллагеновыми и эластиновыми волокнами заполнено гелеобразным веществом, в основном гиалуроновой кислотой, удерживающим воду. Между волокнами располагаются основные клетки дермы – фибробласты

Фибробласты – это биосинтетические фабрики, вырабатывающие разнообразные соединения (компоненты межклеточного матрикса дермы, ферменты, сигнальные молекулы и пр.). В дерме находятся волосяные фолликулы, кровеносные и лимфатические сосуды, болевые и чувствительные рецепторы, нервы (которые ветвятся во все слои кожи и отвечают за ее чувствительность). В дерме также располагаются функциональные железы кожи, через которые удаляется избыток воды и солей, вырабатывается пот, что позволяет поддерживать постоянную температуру тела, не давая организму перегреться.

Сальные железы производят необходимое количество кожного сала, которое предохраняет кожу от агрессивного внешнего воздействия: делает кожу водонепроницаемой, бактерицидной (кожное сало вместе с потом создает кислую среду на поверхности кожи, что неблагоприятно действует на микроорганизмов).

Подкожно-жировая клетчатка состоит из пучков соединительной ткани и жировых скоплений, пронизанных кровеносными сосудами и нервными волокнами, что необходимо для быстрого “выброса” жиров в кровь или, наоборот, для “захвата” жира из общей циркуляции.

Физиологическая функция жировой ткани заключается в накоплении и хранении питательных веществ, для терморегуляции и дополнительной защиты внутренних органов.

Подкожная жировая клетчатка – хранилище витаминов. Жировые клетки  представляют собой депо, в которых могут сохраняться жирорастворимые витамины (А, Е, F, К). Меньше жира – больше морщин.

Подкожная жировая клетчатка очень важна как механическая опора для наружных слоев кожи. Кожа, в которой слабо выражен этот слой, обычно имеет больше морщин и складок, быстрее “стареет”. Чем больше жира, тем больше эстрогенов. 

Важной функцией жировой ткани является гормонопродуцирующая. Жировая ткань способна накапливать в себе эстрогены и может стимулировать их синтез. Любые нарушения качества жировой ткани – накопление избытка жира в клетках, утолщение перегородок между дольками, отёчность, воспаления катастрофическим образом сказываются на внешности.

Поделиться ссылкой: